Алиса Ларская

Большая семья – это большое счастье!

В июле отмечаетсяся самый трогательный и светлый праздник – День Любви, Семьи и Верности.  

Что такое семья? Семья – это дом. Семья - это самое важное, чем богат человек. Это высшее счастье, которое человек может создать себе сам. 

 

У Мусихиной Веры Егоровны семь сыновей, но большую семью они с мужем не планировали. Примером для них стали многодетные семьи родителей.  

 - Мы выросли в деревне, а там в каждом доме ребятишек помногу. Например, у моих родителей – пять дочерей, - рассказывает Вера Егоровна, - я  третья по счёту. Родилась в 1928 году. Жили мы в Удмуртии, в деревне Шуралуд Дебёского района... Семья дружная, дом большущий и хозяйство - корова, лошади, поросята, куры и гуси. В огороде садили  картошку, морковку, огурцы, а помидоры и ягоды выращивать было не принято. По ягоды в лес ходили - за земляникой и малиной. Помню, как пойдём с сёстрами  вчетвером, принесём по ведру. Но варение варить моды не было, ягоду на зиму сушили...  

Отец в колхоз идти отказался. Силой туда не загоняли, но всю скотину со двора забрали. Наступили для нашей семьи трудные времена: мне пора в первый класс, а одежда вся поизносилась, купить не на что. Отца как раз призвали на Финскую войну. 

Вернулся он нескоро, зато  в военной форме, с погонами – представительный, я его таким на всю жизнь и запомнила. После он работал на выделке шкур, шил хромовые сапоги. Но перед началом Отечественной войны заболел и вскоре умер. Мама осталась одна с пятью детьми. Тогда старшая – Люба - отправилась учиться и работать в Ижевск, а я – двенадцатилетняя - уехала с подругой к её родне в село Малиновка Сосновского района Пермской области. Там училась в школе и, как и все мои сверстники, работала в колхозе. Мы сеяли и убирали лён: поля были огромные, сплошь синие цветы. Пшеницу молотили на лошадях. Рожь жали, ставили снопы. Не любила я рожь. Она высоченная и колючая… 

 

Окончив 7 классов, Вера пошла работать.  

-Взяли меня на почту. Обучили азбуке Морзе, я принимала телеграммы, новостные сообщения и печатала их. Во время войны работала в селе Дебёсы. Новости сначала узнавало начальство, разглашать о том, что происходит на фронте, нам – телеграфисткам - запрещали. Очень с этим было строго... Работала я хорошо, поэтому начальник отправил меня в Ижевск на курсы повышения квалификации. После я стала ещё и почтальоном, разносила письма по домам - не только в Дебёсах, но и в близлежащих деревнях, а попутно принимала у колхозников  молоко, масло и ехала на подводе сдавать в сельсовет: 7 километров от Малиновки, село Солоды...  

Приходилось приносить и похоронки, много похоронок... В нашей деревне 42 дома - из каждого мужиков на фронт проводили, а вернулись с войны лишь трое. Получив похоронку, женщины плакали, я ревела вместе с ними. Но долго горевать не было времени, в колхозе работы очень много: и в поле, и в коровнике, и в свинарнике. Ведь для фронта нужно продовольствие. Мы старались, работали для Победы. Трудились все с раннего утра до позднего вечера. Я, отработав смену на почте, шла помогать колхозникам... О Победе я узнала в числе первых. В тот день нам разрешили не работать, мы прямо на улице накрыли столы. До позднего вечера вся деревня праздновала День Победы: танцевали, радовались и плакали от счастья, что война, наконец-то закончилась, а значит, теперь жизнь наладится...  

 

В феврале 1947 года Вера вышла замуж за Михаила Мусихина.  

- Михаил  старше меня на год,  гармонист, мы – молодёжь - ходили, гуляли все вместе: три-четыре деревни собирались за околицей. До утра пели, танцевали, но вина не пили. Любили танцевать краковяк, подыспань, яблочко. Песни у нас были разные: « Рябина кудрявая», «Белоснежная вишня»,  «Распрягайте, хлопцы, коней». Но я очень любила частушки, до сих пор помню наизусть более двухсот...  

Как только Михаил вернулся из армии, мы почти сразу поженились: он приехал меня сватать на тройке лошадей иувёз к себе в Малиновку. Приданное было заготовлено, мы вместе с мамой его приберегали в сундуке: полотенца, подушки, одеяло. Свадьба получилась весёлая: он гармонист – парень видный, и у меня знакомых полно, молодёжи пришло много из всех ближайших деревень...  

Поначалу мы жили у его родителей с его братом и замужней сестрой, у которой на ту пору было 10 ребятишек, так что  я пятнадцатая в их дом пришла. Через год у нас с Михаилом родился первенец – Сергей, через два года – Толя,  а ещё два – Женя.  

 

Михаил, чтобы получить жильё, уехал работать в леспромхоз на станции Люк, недалеко от Ижевска. Ему дали небольшой дом с приусадебным участком - туда мы и переехали.  

- Соседка на новоселье подарила четыре курицы, - вспоминает Вера Егоровна, - вскоре у нас их стало более десятка, потом мы завели поросёночка. Я на работу не ходила: занималась домом, огородом, детьми.  Наверно со стороны кажется, что домохозяйка ничем не занята. На самом деле забот  полно! Кроме того, если человек, к примеру, трудится на предприятии, у него есть выходные дни. А домохозяйке отдыхать некогда. Ежедневно надо переделать уйму дел: еду приготовить, прибраться, постирать,  детей умыть, одеть, накормить, спать уложить... Но, по-моему, заботиться о своей семье – самое настоящее счастье!  

 

Когда родились ещё двое сыновей, Михаил уехал на заработки. В то время к Воткинску «тянули» высоковольтную линию электропередачи. Михаил в числе других рабочих привозил на конных подводах строителям необходимое оборудование. Вскоре его семья переехала в посёлок Новый. 

- Барак, где поселились мы с пятью ребятишками, был только что построенный - новенький, а комната 12 метров – большая и светлая, - продолжает рассказ Вера Егоровна. - В ней мы прожили пять лет, а потом нам дали «финский домик» на Уральской, недалеко от хлебозавода. По соседству с нами жили известные в городе люди:  Назаров Михаил Николаевич – 1-й секретарь Чайковского ГК КПСС;  Гергерт Вильям Эммануилович – директор строящегося Чайковского завода синтетического каучук; Чапалда Ананий Дмитриевич – экскаваторщик  управления строительства «Воткинскгэсстроя», Герой Социалистического труда... А когда началось строительство школы №1, дом наш попал под снос, и мы получили благоустроенную трёхкомнатную квартиру по улице Вокзальной. К тому времени у нас с Михаилом  было уже семь сыновей... Конечно, мне всегда хотелось хотя бы одну доченьку. И когда родился седьмой – Валера, я поначалу опечалилась. Но Михаил искренне ликовал и гордился, что теперь у него «полная» семья: как говорится, «семь – я»! Глядя на его радость, я печалиться перестала.  

 

Михаил Константинович Мусихин работал на строительстве Воткинской ГЭС, а после – на гравийном заводе. 

 - Миша, когда был в отпуске, обычно ездил в деревню, навещал мать, - рассказывает Вера Егоровна. -  В один из таких приездов его попросили помочь в колхозе, пшеницу перелопатить: перекидать, чтобы она проветривалась, и не «горело» зерно. А пшеница оказалась протравленная, нужно было работать в маске. Миша, видать, надышался этой отравы, ему стало плохо. Его срочно доставили в Пермь. Но не смогли спасти, он умер летом 1977 года... Мы прожили вместе 30 лет: не могу сказать, что жили душа в душу. Бывало и ссорились, но никогда не было серьёзных обид. Мы друг на друга не злились. А это, я думаю, в жизни  главное, не надо копить обиды и злобу, тем более  на близких и родных тебе людей.  

 

Почти все сыновья Михаила и Веры Мусихиных живут в Чайковском.  

Старший   Сергей после армии работал в АТУ, потом, как и его брат  Володя, до пенсии трудился на заводе СК, который сейчас называется «Уралоргсинтез».  

Анатолий сначала уехал на север на заработки, потом купил дом в Воткинске. Евгений участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Вернувшись оттуда, прожил совсем немного, умер. У него осталась дочь.  

Леонид выучился на механизатора, работает трактористом в Чайковском районе. Александр и Валерий получили строительные специальности и работают в нашем городе.  

 

СССР был единственной страной в мире, где многодетным матерям присуждались правительственные награды. Вера Егоровна Мусихина награждена медалями материнства 2-й и 3-й степени, а также орденом «Материнская слава». Она считает, что советское государство неплохо заботилось о многодетных семьях. 

- Пособие платили: на четвёртого и пятого ребёнка я получала по 4 рубля, на шестого и седьмого – по 6 рублей.  Пособия выплачивали ежемесячно, начиная с шести месяцев ребенка и до 6 лет. Детсад давали вне очереди. Потом давали бесплатные путёвки в пионерские лагеря, школьная форма и обеды для ребятишек из многодетных семей были бесплатные. Но, честно говоря, ни я, ни мой муж на помощь государство особо не надеялись. Мы  привыкли рассчитывать на собственные силы, поэтому старались зарабатывать сами, чтобы наши дети ни в чем не нуждались. Когда мой младший сын  Валера пошёл в первый класс, я вышла на работу. И до пенсии работала в прачечной при центральной городской больнице. Конечно большой семьёй жить приходилось экономно, тем не менее, денег всегда хватало. И огород был хорошим подспорьем. Сейчас заниматься огородом уже не позволяет здоровье, но  каждую весну я сажаю рассаду и выращиваю перцы и помидоры на балконе... 

Я и мой муж всегда считали: чтобы жить в достатке и радости, надо добросовестно трудиться и по-доброму относиться к людям. В таком духе и сыновей своих воспитали. Ведь самое главное в жизни – это все же не деньги и не завидная должность, а семья, близкие люди. Сейчас в Чайковском нас – Мусихиных – 33 человека! У меня 10 внуков и 14 правнуков, недавно родилась правнучка. Живём дружно. В Новый год и на мой день рождения все собираемся вместе за одним большущим столом! Как придут сыновья, семь снох да внуки – вот весело! Для меня моя большая семья – это моё большое счастье!